Мировое сообщество 21-го века

Апрель 2003

1.  Введение

Ситуация, сложившаяся вокруг войны с Ираком, вызвала в мире большие споры, демонстрации протеста, разногласия в Совете Безопасности ООН, практически раскол блока НАТО. Одни совершенно уверены, что Ирак Саддама Хусейна представляет угрозу для США и для многих других стран, поскольку этот режим разрабатывает оружие массового уничтожения, уже обладает таким оружием и может в любой момент его применить.

Другие, также совершенно справедливо считают, что война – это крайнее средство, к этому средству не следует прибегать, пока есть надежда решить возникшие проблемы мирным путем.

На самом деле, легко видеть, что постановка вопроса неправильная, происходит подмена понятий. Не очень важно, обладает Саддам Хусейн оружием массового уничтожение в настоящее время, или нет. Не вызывает сомнений, что, даже если он им не обладает, он может в любой момент его получить и применить. Вполне достаточно того, что Саддам Хусейн является военным преступником, совершившим столько преступлений, что ему место на скамье подсудимых, и только его устранение может позволить населению Ирака построить демократический общественный строй и обеспечить достойный уровень жизни.

Поэтому Совету Безопасности ООН следовало бы требовать выдачи Саддама Хусейна для международного суда под угрозой военной операции, если о его немедленной выдаче не удастся договориться мирным путем.

Трудность в том, что современное международное законодательство не предусматривает такой выдачи, если какой-либо режим совершал только преступления против своего народа, а не совершал нападений на другие народы, как, например, Ирак в 1990 г. или Афганистан в 2001 г. Операция 1990 г. была оправдана тем, что Ирак оккупировал Кувейт. Операция против Афганистана — терактом 11 сентября 2001 г.

А операция НАТО против Югославии не соответствовала мировым законам, поскольку Югославия вела войну против своих сепаратистов, таких войн было много и в других странах, но никогда раньше международные силы не вступали в войну на стороне сепаратистов. Аналогично, война США против Ирака не оправдана международным законодательством.

В то же время, очевидно, что война в Югославии против отделившихся от нее республик была кровопролитной и проводились этнические чистки, а ситуация в Ираке требует международного вмешательства.

Таким образом, в последних двух случаях с моральной и прагматической точек зрения международное вмешательство оправдано. Но с точки зрения международных законов вмешательство международных сил абсолютно незаконно.

Следует отметить, что в ближайшие годы подобные проблемы будут возникать достаточно часто из соображений безопасности в связи с террористическими угрозами.

Как разрешить это противоречие между постоянно возникающей необходимостью предотвращать угрозы и существующим мировым устройством?

 

2.  Почему мировой порядок 20-го века
не годится для 21-го века?

Уже в 20-м веке появилась потребность создания всемирной организации, которая должна позволить решать возникающие проблемы мирным путем, с тем, чтобы не возникали мировые войны.

Такие организации были созданы. После Первой мировой войны была создана Лига Наций, которой, правда, не удалось предотвратить Вторую мировую войну. После Второй мировой войны была создана Организация объединенных наций (ООН), действующая в настоящее время.

К началу 21-го века недостаточная эффективность существующего мирового порядка стала опасна для судеб человечества в целом.

В 21-ом веке человечество не может себе позволить не вмешиваться во внутренние дела государств. Даже если там возникают людоедские режимы, подобные режиму Пол Пота в Камбодже, уничтожившему треть населения страны. Или, как фашистский режим Гитлера в Германии, между прочим, пришедший к власти вполне демократическим путем. Или, как Советский режим в СССР, возникший путем переворота, но за который народ России воевал в гражданскую войну четыре года и победил, а затем были уничтожены десятки миллионов своих граждан, причем самых лучших, самых энергичных, самых умных, самых трудолюбивых, самых честных.

Такая практика была приемлема в 20-м веке в период противостояния двух систем, хотя уже тогда были эпизоды, когда могла начаться война с применением атомного оружия, но не отвечает потребностям 21-го века, когда компактное оружие массового уничтожения может попасть в руки безответственных режимов, или даже отдельных групп террористов-камикадзе. Сегодня такие режимы слишком опасны для существования всего человечества.

Возникшие в последние годы вызовы со стороны террористов, все более опасные с каждым годом, поскольку появление у террористов оружия массового уничтожения — это только вопрос времени, определили необходимость устранения режимов, которые, хотя бы в перспективе, могут создать и использовать или передать террористическим организациям оружие массового уничтожения. Эта задача смыкается с полным запретом терроризма, как способа достижения любых целей, даже справедливых, например, получения национальной самостоятельности или свободы вероисповедания, борьбы народов с деспотическими режимами, с геноцидом, и т.п.

Однако, запретив использование террористических методов, необходимо ввести в практику какие-то более цивилизованные методы достижения целей, которые будут признаны справедливыми мировым содружеством. По действующим международным законам такая практика совершенно исключается, мировые законы основаны на принципах невмешательства во внутренние проблемы стран и сохранения существующих границ, за исключением случаев, когда стороны договариваются между собой.

 «Буря в пустыне», операции в Югославии и Афганистане и война против Саддама Хусейна — это первые, отвечающие потребностям 21-го века, операции мирового содружества против отдельных стран, проведенные «явочным порядком».

Как можно оценить эти операции?

С одной стороны, они были необходимы. Нельзя было «поощрять агрессию» Саддама Хусейна в 1990 г., не было сомнения, что он, захватив Кувейт, начнет захватывать и другие страны. Нельзя было не начинать войну и против талибов в Афганистане, было ясно, что это начало агрессии мирового терроризма против цивилизованных стран (см. Приложение 1), опасность повторения терактов, подобных теракту в Нью-Йорке, пока сохраняется, хотя после разгрома талибов и уменьшилась.

Операция в Югославии — это первая операция, поставившая цель прекратить войну и этнические чистки. Цель проводимой в 2003 г. операции против Ирака — замена потенциально агрессивного режима в Ираке, от которого исходит опасность применения оружия массового уничтожения, на более миролюбивый режим, не представляющий угрозы окружающим странам и собственному народу.

С другой стороны, если инициированные США операции «Буря в пустыне» и в Афганистане были поддержаны практически всеми странами, отношение мирового сообщества к операции в Югославии и операции против Саддама Хусейна не столь однозначно. Многое страны считают, что такие операции должны быть обязательно санкционированы ООН, что их недопустимо проводить по решению только США и нескольких европейских стран, тем более, что доводы в пользу начала войны недостаточно убедительны. Кроме того, непонятно, почему операции проводятся против именно этих стран, поскольку в мире имеется много не менее опасных стран, против которых никаких операций не проводится (например, Саудовская Аравия), т.е. здесь очевидны двойные стандарты.

Следует при этом отметить, что подобные операции, особенно, операция против Ирака, не получившие общемировой поддержки, могут способствовать усилению арабского терроризма, народы не любят, когда их «насилуют», тогда они, не видя других методов борьбы, пытаются бороться с беспределом террористическими методами. Терроризм оправдать нельзя, но и побуждать людей к использованию методов террора тоже не следует.

Поэтому необходимо, чтобы подобные операции проводились на основании мировых законов, и обоснованность их проведения была убедительна для всех.

 

3.  Основные цели нового мирового порядка

Итак, на современном этапе человечество будет вынуждено во имя самосохранения изменить основополагающие принципы организации мирового сообщества. Появилась потребность в солидарных действиях в интересах всего человечества, иногда в ущерб более мелким интересам отдельных государств. Эти действия должны как противодействовать появлению террористических режимов, так и заменять террористические режимы в отдельных странах нормальными демократическими режимами.

Следует отметить, что пока ни теоретические, ни практические основы таких действий не проработаны.

Основные цели таких действий следующие (гуманитарная помощь странам, пострадавшим от стихийных бедствий; такая помощь практиковалось и в 20-м веке, в данном материале не рассматривается):

¾     Смена режимов в странах, представляющих опасность для собственного и других народов.

¾     Помощь в построении нового демократического общества после смены режима.

 

Методы достижения первой из этих целей должны быть основаны на новом принципе, — «Принципе ограниченного суверенитета», допускающем применение гуманитарных интервенций в тех случаях, когда другие методы давления на страны с маргинальными режимами не приводят к результату. Следует отметить, что международное признание этого принципа само по себе принесет большую пользу, поскольку руководители стран постараются не допускать в своих действиях произвола, зная, что произвол вызовет соответствующие действия мирового сообщества.

Переход к демократическому обществу после смены режима достаточно труден, поскольку требует не только изменения материальной базы, но и, что еще труднее, коренного изменения ментальности народа. Это требует продолжительного времени (существуют исторические примеры, когда это изменение потребовало смены двух поколений, приблизительно 40 лет), но может быть существенно ускорено при использовании внешнего управления со стороны мирового сообщества.

Следует отметить, что достижение, как первой, так и второй цели, во многих случаях будет требовать приоритета интересов всего человечества над интересами отдельных стран, в том числе, тех, которые управляют данным процессом. Например, при построении демократического общества в стране, где сменился режим, придется создать народное хозяйство, обеспечивающее достойный уровень жизни народу, что может привести к конкуренции с предприятиями развитых стран.

 

4.  Механизмы действий, направленных на смену тоталитарного режима

Возможны следующие механизмы действий, направленных на смену тоталитарных (в перспективе террористических) режимов:

¾     механизмы идентификации конкретного режима, как тоталитарного. Основной механизм — международный суд, в который могут направляться жалобы отдельных граждан или организаций. Решения такого суда могут быть требованием к режиму об удовлетворении претензий истцов, а при большом количестве обоснованных жалоб — признание режима тоталитарным;

¾     в случае признания международным судом режима тоталитарным предлагается произвести в стране свободные выборы под международным наблюдением, причем к выборам допускаются только кандидаты (партии), утвержденные международным избиркомом, т.е. соответствующие определенным демократическим правилам;

¾     в случае несогласия проведения таких выборов, может быть рекомендована и проведена силовая операция смены режима (гуманитарная интервенция).

Операции в Ираке, Югославии и Афганистане можно считать первыми действиями в этом направлении. Однако, они выявили целый ряд проблем.

Главная проблема – отсутствие узаконенных процедур. На сегодняшний день нет ни международного суда, ни органа, проводящего силовые операции.

ООН на сегодняшний день не является таким органом, НАТО – тоже, США, как мировой жандарм, тоже не выглядит легитимным органом. Повидимому, нужно создавать новую систему легитимных и авторитетных органов на новых принципах, включать в эти органы только те страны, которые признают антитеррористические принципы.

Почему не годится ООН?

ООН создана сразу после окончания Второй мировой войны в период противостояния двух систем. При ее организации были приняты специальные меры, целью которых было недопущение навязывания демократических принципов Советскому Союзу и странам Советского блока со стороны США и европейских стран. Этими мерами являлось «право вето», которое СССР применял множество (около 120) раз. Не было никаких требований к приему в ООН стран, освободившихся от колониального ига. Само одномоментное освобождение стран-колоний, не готовых сразу построить у себя цивилизованный демократический строй, приводило к тому, что в этих странах воцарялись тоталитарные режимы, а иногда возникали истребительные войны с геноцидом против части населения. По мере того, как таких стран стало в ООН много, они начали предлагать выгодные им законы, которые из политических соображений поддерживались СССР. Теперь уже США пришлось пришлось многократно применять право вето. На сегодняшний день в большинстве стран, входящих в ООН, образовались тоталитарные режимы, что делает ООН неэффективным для решения серьезных вопросов.

Повидимому, придется либо исключать из ООН страны, не удовлетворяющие определенным требованиям (которые предстоит установить), либо создать параллельно ООН другой орган, объединяющий цивилизованные демократические страны, и именно этот орган будет принимать важные решения по борьбе с терроризмом, по замене тоталитарных режимов демократическими и по процедуре этой замены.

Почему не годится НАТО?

Прежде всего, потому, что в него входит только часть авторитетных демократических стран. Если НАТО расширить, НАТО может стать таким органом, но придется изменить название, например, на «Организацию Демократических Цивилизованных Наций».

Конечно, нельзя позволить решать важнейшие вопросы одной стране — США, прежде всего потому, что эти решения не будут убедительны для остальных стран и народов, что недопустимо, поскольку важнейшей целью создаваемого нового мирового порядка должно быть возникновение новой морали (уточнение существующей морали), с тем, чтобы она соответствовала вызовам и требованиям 21-го века. А для этого необходимо, чтобы решения принимались не на основе силы (на данный момент — США, завтра Китая, или еще кого-нибудь), а на основе права, соответствующего всеобщему пониманию справедливости.

Достаточно ли такого органа, как, Организация Демократических Цивилизованных Наций?

Представляется, что недостаточно.

Дело в том, что у каждой страны есть свои интересы, которые могут влиять на принимаемые решения. Но ведь необходимо, чтобы был обеспечен приоритет интересов человечества в целом над интересами отдельных стран. Поэтому было бы правильно, чтобы появился второй международный орган, который можно назвать «Совет старейшин», формируемый из людей, обладающих высоким моральным авторитетом, признаваемым в мире. Таких людей очень мало, но они есть. Это люди уровня Сахарова, Гавела. От России, мне кажется, таким авторитетом обладают Елена Боннер и Приставкин. От Киргизии — Чингиз Айтматов. Этот орган, «Совет старейшин», должен обладать правом вето, но когда решение о гуманитарной интервенции будет принято, этот орган сумеет убедить мировую общественность, что такое решение оправдано.

Кроме того, Совет старейшин должен следить, чтобы не было двойных стандартов, таких как принуждение Югославии прекратить этнические чистки, направленные против албанцев, но не препятствовать этническим чисткам албанцев, направленных против сербов в Косово, или таких, как борьба с террористическими режимами, враждебными в данный момент, но отсутствие борьбы с такими же дружескими режимами. Законы должны быть одинаковыми для всех.

Представляется, что принятие таких законов окажет благотворное действие на обстановку во многих странах мира. Оно в значительной степени уменьшит или даже полностью устранит беспредел властей в тоталитарных странах, поскольку руководители всех стран мира будут вынуждены стремиться к тому, чтобы их режим не признали тоталитарным, а они не попали на скамью подсудимых международного суда.

 

5.  Механизмы помощи в построении нового общества после смены режима

Смены режима в тоталитарной стране — это только первый шаг процесса. Необходимо в этой стране создать нормальный демократический режим. Отдельная проблема, — каким создаваемый режим должен быть в данной стране с учетом ее природных возможностей, культурных и религиозных традиций. Однако, главные требования к любому создаваемому режиму — это достойная жизнь граждан страны, безопасность ее граждан и отсутствие опасности со стороны данной страны другим странам мира.

Основная сложность проблемы заключается в том, что, если тоталитарный режим продолжался достаточно долго, необходимо коренное изменение ментальности ее населения, а этот процесс требует продолжительного времени.

История человечества показывает, что изменение ментальности требует смены двух поколений. Все знают про то, как Моисей 40 лет водил евреев по пустыне перед тем, как они смогли обосноваться в Палестине. Повидимому, таков закон развития общества. Таких примеров много и у других народов. Россия смогла победить Мамая только после того, как осторожная политика Ивана Калиты обеспечила 40 лет мирной жизни, и выросло поколение, которое не видело войны с татарами, и у которого не было панического страха перед ними. Те же 40 лет потребовались России после отмены крепостного права, прежде чем появились талантливые промышленники и инженеры. Повидимому, такие примеры можно найти в истории многих стран. В частности, в подавляющем большинстве стран, освободившихся от колониализма, образовались тоталитарные режимы, а в некоторых странах до сих пор происходят кровопролитные гражданские войны с геноцидом отдельных народов.

Трудности и уродства в жизни России и других постсоветских государств после распада СССР, повидимому, из того же ряда. И нормальное демократическое общество в этих странах, повидимому может образоваться еще лет через 25, поскольку 15 лет уже прошли.

Возможно, 50-летнего палестино-израильского конфликта не было бы, если бы первый период существования созданных еврейского и арабского государств проводился под внешним управлением. А самостоятельность эти государства получили бы только тогда, когда все спорные вопросы были бы разрешены. Однако, в момент создания государства Израиль это было невозможно, поскольку тогда было противостояние двух систем.

Отсюда следует, что предоставление суверенитета стране, освободившейся от тоталитарного режима, не должно быть одномоментным, а должно представлять собой постепенный процесс, иначе новый режим может быть тоже тоталитарным, в некоторых случаях даже хуже прежнего, поскольку может быть еще и нестабильным, может возникнуть и гражданская война.

Каким должен быть процесс перехода от тоталитарного к демократическому обществу? Желательно, чтобы этот переход происходил под международным управлением и при достаточной гуманитарной помощи, направленной на изменение хозяйства, обеспечение для народа работы и достойной жизни, современного образования, демократических преобразований, воспитания народа в демократических традициях и постепенного, пошагового предоставления суверенитета. Такой переход может потребовать существенно меньшего времени, чем 40 лет. Послевоенный опыт Германии и Японии создает определенный оптимизм.

Повидимому, придется создать что-то вроде плана Маршалла для стран, отказавшихся от терроризма. Такой план должен привести к тому, что страны, освободившиеся от тоталитаризма через определенный период времени будут становиться демократическими, вливаться в современную цивилизацию.

Представляется, что построение Палестинского государства – это задача подобного рода, требующая воздействий мирового сообщества для прекращения терроризма, внешнего управления на достаточно длительный срок, смены руководства, создания инфраструктуры, изменения ментальности народа, и лишь тогда предоставлением суверенитета, иначе можно получить второй Афганистан с руководством, подобным Бен Ладену, и соответствующие проблемы.

 

6.  Создание общечеловеческой морали

Для того, чтобы мировой порядок был признан всеми народами мира, он должен соответствовать некоей морали, которая не противоречит чувству справедливости большинства людей планеты. В сущности заповеди всех основных религий практически совпадают между собой, поскольку отражают свойства исповедующих их этносов, которые смогли существовать и развиваться в течение длительного времени. Поэтому крайне желательно, чтобы был предложен и принят проект общечеловеческой морали, который практически будет конкретизацией большинства общепринятых заповедей. Те же религии, которые не захотят следовать общечеловеческой морали, должны быть объявлены тоталитарными, запрещены, как опасные для человечества.

Например, заповедь «Не убий» должна полностью запрещать все виды терроризма, этнические чистки, уничтожение своих граждан тоталитарными режимами. Должны быть также прописаны процедуры предотвращения терроризма, этнических чисток и геноцида своих граждан тоталитарными режимами, в частности, при каких условиях необходимо проводить гуманитарные интервенции.

Необходимо также запретить ксенофобию, дискриминацию по расовому, национальному, половому признаку.

Возможно, следует закрепить законом принцип недопустимости посягательств государства на частную собственность.

Общечеловеческая мораль должна запретить произвольную трактовку религиозных заповедей, например, объявляя извращениями норм религии призывы к священной войне, тем более терроризм-камикадзе. Следует отметить, что большинство стран заинтересовано в том, чтобы экстремизм был объявлен противоречащим морали, поскольку они не хотят, чтобы в них восторжествовал фундаментализм и последующая за ним гуманитарная интервенция.

Кто может и должен разрабатывать проект мировых заповедей? Было бы желательным, чтобы эту разработку выполнила комиссия из авторитетных представителей основных религий.

Для трех великих монотеистических религий — иудаизма, христианства и мусульманства, это уточнение заповедей может разрабатываться на основе известного тезиса о том, что бог один, и что он время от времени присылает на Землю пророков, которыми были Моисей, Христос и Мухаммед, и эти пророки учили людей морали.

Если такую комиссию не удастся создать, или она не сможет прийти к согласию, например, как у нас говорят, помешает «спор хозяйствующих субъектов», т.е. борьба за паству и поступающие от нее доходы, придется такую комиссию создавать из ученых – специалистов по религиям, а потом разработанный проект согласовывать с представителями религий. В результате будут созданы и утверждены (приняты) «Основы мировой религии», между прочим, обязательные и для атеистов, как основы мировой морали. Отличия для конкретных религий могут быть, они будут отражать особенности национальных культур, истории, природных условий района проживания.

 

7.  Возможность создания новых национальных государств

Это вопрос очень болезненный, часто приводит к войнам и терроризму.

Наряду с запретом терроризма и этнических чисток должна быть обеспечена возможность создания новых государств для этносов, которые считают это необходимым.

 

Примеры «цивилизованного выделения государств из многоэтнического государства» известны: это, например, отделение Норвегии от Швеции, разделение Чехии и Словакии, референдумы в Канадском Квебеке. Однако, большинство случаев выделения государств из многоэтнического государства сопровождается военными конфликтами, например, распад Югославии, выделение Приднестровья, Карабаха или Абхазии.

Представляется, что должна быть разработана процедура представления независимости этносам под международным управлением. Эта процедура должна быть длительной, не менее 10 – 20 лет, с несколькими промежуточными референдумами, с международной посреднической комиссией, наблюдающей за референдумами и за согласованиями спорных вопросов, с созданием в выделяющейся части нормального по международным меркам уровня жизни и демократического строя.

 

8.  Возможные последствия войны США в Ираке

На сегодня мусульманский терроризм является основной угрозой для человечества, хотя в мире существует не только мусульманский терроризм.

Подавляющее большинство мусульманских стран не являются фундаменталистскими, которые считают, что Ислам следует распространить по всему миру, причем, в качестве главного средства борьбы мусульман они видят террор, в том числе использование террористов – камикадзе.

Для правительств не фундаменталистских мусульманских стран фундалиментализм представляет непосредственную угрозу, поскольку приход фундаменталистов к власти приводит к созданию нового религиозного правящего класса, эмиграции прежней элиты или казни ее представителей, угнетению народа, а затем и агрессии против соседних более либеральных стран под религиозными лозунгами. Однако, под влиянием чувства солидарности с другими мусульманскими народами и из опасения выступлений собственных фундаменталистов большинство мусульманских стран морально и материально поддерживает борьбу мусульманских экстремистов, например, палестинцев – жителей территорий.

Хуже того, многие европейские страны и даже США, из соображений политкорректности и привлечения мусульман – граждан на свою сторону во время очередных выборов, смотрят сквозь пальцы на деятельность обосновавшихся в этих странах мусульманских организаций и фондов, поддерживающих мусульманских террористов.

Представляется единственно правильной политикой США и цивилизованных стран, чтобы они, оценив угрозу нарастания мусульманского террора (даже не только в Израиле, но и в их собственных странах), создали эффективный контроль за деятельностью таких организаций и фондов.

И, самое главное, европейские страны и США должны путем переговоров и давления на вменяемые мусульманские страны, принудить их светское и религиозное руководство решительно осудить терроризм и фундаменталистскую экспансию, как извращения Ислама, и призвать всех мусульман мира бороться с этими извращениями.

Как только это будет сделано, давление на страны с маргинальными режимами, вплоть до гуманитарных интервенций со стороны США и европейских стран, будет восприниматься мусульманами всего мира положительно, как помощь в борьбе с экстремизмом, а не как агрессия против мусульманских стран. Кроме того, для мусульман, которых в мире больше миллиона, будет понятно, каким путем можно, а каким бессмысленно, добиваться нужных им целей.

В свете вышесказанного, как можно оценить войну против Ирака, развязанную США?

К сожалению, прав Путин, оценивший эту войну, как грубую ошибку. Прежде всего, следовало квалифицировать режим Саддама Хусейна, как террористический и тоталитарный, и поэтому призвать к его  изменению, а самого Саддама Хусейна к преданию международному суду. Во-первых, потому, что он является «заказчиком» убийств мирных жителей Израиля палестинскими террористами-камикадзе, щедро оплачивая эти теракты родственникам погибших террористов. Во вторых, потому, что этот режим использовал ядовитые газы против своего населения (курдов), в третьих, потому, что этот режим уничтожает политических противников, он абсолютно недемократический. Наконец, только в четвертых, потому, что он представляет опасность для других стран, поскольку у него может быть оружие массового уничтожения.

Вместо этого начали искать оружие массового уничтожения, но не нашли, после чего выше перечисленные основные доводы абсолютно всеми стали восприниматься, как необоснованные поводы для начала войны.

Что в итоге?

Цивилизованный мир, единство которого для достижения поставленных целей совершенно необходимо, расколот, многие страны опасаются немотивированной агрессии против них со стороны США.

Но самое главное, развязанная США война в Ираке — это большой подарок мусульманским террористам и фундаменталистам всего мира, обоснование их призывов к священной войне Ислама против остального мира, в которой все средства хороши.

Бен Ладен об этом уже говорил незадолго до начала войны.

Можно ожидать массовых выступлений мусульман в поддержку фундаментализма в таких странах, как Египет, Саудовская Аравия, Пакистан, Филиппины, Индонезия и других, в которых мусульманское население составляет сотни миллионов человек, и очень опасно, что в некоторых из них фундаменталисты могут прийти к власти.

Тем не менее, очень хорошо, что начавшие войну США быстро и убедительно одержали победу в Ираке, иначе было бы гораздо опаснее.

А после победы все равно придется создавать мировой порядок 21-го века, хотя это будет гораздо труднее, чем если бы война против Ирака была бы с самого начала одобрена всеми цивилизованными странами.

ПРИЛОЖЕНИЕ 1

Взрыв небоскребов в США 11 ноября 2001 г. не был изолированной акцией

 

В газете «Известия» от 25 0ктября 2001 г. была опубликована статья Александра Хохлова «Кто убил Масуда» с подзаголовком «Устранение лидера Северного альянса – первая часть глобального заговора Бен Ладена против человечества».

В ней сказано, что «война цивилизованного мира с терроризмом началась не 11 сентября, как принято считать. Первый удар террористы Бен Ладена нанесли 9 сентября…В этот день в своей ставке был смертельно ранен легендарный «Панджшерский лев» Ахмад Шах Масуд, главнокомандующий силами Северного альянса – единственного на тот день военного противника афганских талибов».

Зачем было убивать Масуда?

По мнению руководителей Северного альянса, план был такой: после убийства Масуда, пользуясь тем, что войска Северного Альянса деморализованы, в течение одной-двух недель захватить весь Афганистан, быстро вырезать всю антиталибскую оппозицию, и, хотя бы небольшими силами – силами исламистов узбеков, киргизов и таджиков организовать вторжение в Узбекистан, Киргизию и Таджикистан. После этого производится давно подготовленная атака на США. Неизбежная акция возмездия США в таком случае пришлась бы по нескольким государствам Центральной Азии и серьезно задевались бы интересы России и Ирана. Для проведения наземной операции против талибов не было бы боеспособной армии Северного Альянса. Возникшая неразбериха позволила бы разжечь в Азии пожар, который никто не смог бы погасить в течение многих лет.

Однако, убийство Масуда задержалось, его не удалось совершить в назначенные сроки. Руководство Северного альянса объявило о смерти Масуда только через две недели, до этого армия предполагала, что он жив, но ранен, талибы сразу же пошли в наступление, но были отбиты. Все полевые командиры принесли присягу Фахиму Хану, который был 25 лет рядом с Масудом. По общему мнению, только он мог заменить Масуда. 11 сентября люди Бен Ладена «взорвали Америку», но дальнейшие события происходили не по плану Бен Ладена.

Илья Нейштадт, Москва.


[John Neystadt WWW] 18471 посещений, начиная с 1.11.2007